Куча говна / Говнокод #28233 Ссылка на оригинал

0

  1. 1
  2. 2
  3. 3
  4. 4
  5. 5
  6. 6
  7. 7
  8. 8
  9. 9
  10. 10
  11. 11
  12. 12
  13. 13
  14. 14
  15. 15
  16. 16
  17. 17
  18. 18
  19. 19
  20. 20
  21. 21
  22. 22
  23. 23
  24. 24
  25. 25
  26. 26
  27. 27
  28. 28
  29. 29
  30. 30
  31. 31
  32. 32
  33. 33
  34. 34
  35. 35
  36. 36
  37. 37
  38. 38
  39. 39
  40. 40
  41. 41
  42. 42
  43. 43
  44. 44
  45. 45
  46. 46
  47. 47
  48. 48
  49. 49
  50. 50
  51. 51
  52. 52
  53. 53
  54. 54
  55. 55
  56. 56
  57. 57
  58. 58
  59. 59
  60. 60
  61. 61
  62. 62
  63. 63
  64. 64
Э. Лимонову-Савенко (22.02.1943 — 17.03.2020)


Минувшим летом я решил провести свой отпуск вне города. Деловая суета утомила меня, и даже прогулки по излюбленным улочкам меня уже не вдохновляли. 
Решив отдохнуть а заодно навестить старых друзей, я собрал вещи и тем же вечером приехал в село. Ход времени здесь сильно замедлен, как мне кажется, да и 
люди не такие, как в городе. Словом, я и не заметил, как пролетела неделя, за ней - вторая.
В один из последних дней отпуска погода выдалась на редкость ясной. Солнце словно бы манило меня погулять. Я решил еще раз наведаться на реку; собрал снасти 
и сел на велосипед.

Людей на берегу было много, почти все они были сельскими ребятишками. Они смеялись, кричали, плескались на воде. Некоторые, особенно отважные, прыгали в воду 
с разбега. Кто-то пробовали силы на турнике. Среди них особенно выделялся один бойкий юноша, в белой выцветшей майке. Мне он сразу понравился.  На вид ему 
было лет пятнадцать. Он был среднего роста, смугл и черноволос. Брови сходились на переносице, выдавая большое упрямство. Когда он от души смеялся, были 
видны его белые, ровные зубы. Ветер трепал его майку, обнажая округлые, словно из стали, мускулы. Звали его Эмин.

Я сел чуть поотдаль, вынул снасти и забросил крючок. Рыбалка была мнимой. Я пришел попрощаться с любимым местом. Греясь на солнышке и умиротворяясь, я 
просидел до полудня.  К этому времени ушло большинство ребятишек.

Ко мне с улыбкой подошел Эмин. 
-Не клюет? Попробуйте это.  - Он протянул руку. Едва взглянув, я обомлел: на крепкой ладони парня лежала маленькая ящерка, через голову ее был продет крючок. 
Рот ящерищы был испачкан кровью. Едва ворочая языком, я  выговорил: "Благодарю, я уже ухожу." Это его искренне огорчило. 

Рыбалка была испорчена. Я наскоро собрал снасти.  Всю дорогу я думал о жестокосердии парня, который уже начал мне нравиться. Пожалуй, верно говорят: всё 
красивое снаружи - злое изнутри. Где он успел стать таким черствым? Что он чувствовал, когда протыкал ее крючком?..
Не помню, как я добрался домой. Мысли не умещались в голове. Едва открыв дверь, я повалился на кровать. 

Тягостные мысли преследовали меня и на следующий день. Чтобы разогнать тоску, я играл на фортепьяно. 
Ближе к обеду, раздался стук в дверь. Это был Эмин. Как он нашел меня - осталось загадкой. 
-Здравствуй, это ты играешь?.. 
-Да. 
-Классно! Слушай, у меня испортился задний механизм, у тебя нет случайно?..
Я отрицательно покачал головой. Но не желая огорчать его, пообещал порыться, хоть и знал заведомо, что ничего не найду. Механизм был польский.
Через час опять пришел Эмин.
-Прости, не могу я тебе помочь. Хотя погоди. 
Меня озарила мысль, что я могу отдать ему свой механизм. Отпуск истекал через день. Велосипед мне уже ни к чему, а в городе я наверняка куплю новый механизм.
-Забери мой.
Эмин улыбнулся. 
Я пригласил его войти. 
Пока я возился с ключами, он не стесняясь рылся в инструментальном ящике. Нашел игрушечный дюралевый пистолет.
-А это нужно тебе?
-Нет. Забирай.
Эмин просиял. Ребячья радость была безгранична. До вечера он не выпускал его из рук.
-Эмин, есть ли у тебя девушка?
-Нет. Только шлюхи. Он улыбнулся.
-А у тебя есть?
-Нет.
Тебе 25 -  и у тебя нет девушки?! Он захохотал. Ему захотелось подурачиться.
Он подошел и мягко сжал меня в удушающем. 
-Отпусти.
-Нет. Он обхватил еще крепче и прижался ко мне. Я ощущал напряжение его мышц. 
Мы простояли с минуту.
-Ты пидор, да?
Он, казалось бы, в шутку сунул руку мне под майку.
-Что ты делаешь?-хотел было спросить я, но потом понял, что это лишнее.
Прикосновения его горячих рук были приятны. Пальцы Эмина нащупала сосок и больно сжали его.
-Мне больно.
Возбуждаясь всё больше, он свалил меня и, широко расставив ноги, прижал между стеной и собой. Его пах упирался мне в лицо.
-Приступай...
-Эмин, это лишнее.
-Не уйду. Так и буду стоять. Опершись о стену лбом и локтями, он смотрел на меня вниз.
-Приступай...
Чуть освободив руку, он стянул с себя майку, бросил ее на пол.
-Приступай.
Ощутив томительный запах его тела, я едва не потерял сознание; руки сами расстегнули на нём штаны... Томительный запах его тела околдовал меня.
Эмин вынул юношеский, ровный, напряженный член. Словно в полуобмороке, я прильнул и принял член, поцеловав держащие его пальцы.

Вкус мальчишеской плоти был волнующим, я погружался в него снова и снова.
-Я так и думал, что ты пидр, - бросил Эмин.
Поняв, что терять уже нечего, я обхватил его ягодицы руками и стал сосать горлом. Эмин подмахивал мне.
Нащупав языком уздечку, я понял, что Эмин обвел меня вокруг пальца - он чист и невинен. Теперь это уже не имело значения.
Вдруг он взял меня за голову и крепко прижался ко мне пахом. Он застонал, и в ту же минуту глубоко в глотке ударила горячая струя, потом еще и еще.
Солоноватый вкус сразу же заполнил рот, проник в горло... Я едва не задыхался, но парень не отпускал меня. Член его продолжал пульсировать. Я понял, что
задыхаюсь и рывком глотнул. Лишь тогда Эмин наконец разжал объятья.
-Проглотил? - улыбнулся он. Отдышавшись, я кивнул.
Пребывая в томительной неге, я долго водил поникшим членом по лицу, размазывая остатки спермы, пока он опять не окреп.
Эмин смотрел на меня сверху вниз. Уходить он явно не торопился.
Вскоре он заявил, что хочет, чтобы я стал его "девочкой". Я снял одежду переместился на софу. Он лег на меня, сжав в объятьях. Тяжесть его сильного тела была
мне приятна. Эмин чуть пристустил на мне трусы. Сопротивляться я даже не пытался - какое там! - и только помогал. Вскоре напряженный член заскользил между
ягодиц, на мгновение замер и вдруг вторгся вглубь. Эмин вскрикнул. Я просунул руку в трусы чтобы ласкать себя, впрочем в этом не было необходимости. Эмин
неистово сношал меня и стонал, не стесняясь. Несколько раз его член покидал меня, но он ловко заправлял его назад. Несмотря на страсть, было заметно, что
Эмин ищет баланс, чтобы удовольствие было обоюдным. Гедеонистом он не был. Когда баланс наконец был установлен, я действительно ощутил себя девушкой; Эмин не
обманул. Ящерица была прощена.

Я целовал его в лицо, грудь, живот. Эмин смеялся, как от щекотки. Потом ему это надоело. Он заключил меня в свои стальные объятья и мы слились в долгом
поцелуе.

Запостил: Support Support, (Updated )

Комментарии (1) RSS

  • ***

    Кое-как стянув скользкие трусы, я напялил джинсы.
    -У тебя ведь были парни?
    -Всё что было - всё моё. - Он поднял с пола истоптанную майку. - Пока, гей. Он дал мне крепкого шлепка по заду.-Когда еще приедешь?
    -Нескоро уже, Эмин.
    -Жаль.

    Он поцеловал меня, потом развернул и несколько раз ударил пахом по заду, имитируя фрикции.
    Потом он ушел, а я уехал обратно в город.


    ***

    С тех пор минуло двадцать лет. Едва наступал отпуск, я начинал рваться в село, в надежде увидеть Эмина, но увы. Его будто и след простыл.
    Тщетно я посещал заветный берег, в надежде услышать знакомый смех - моего парня не было среди купальщиков.

    Позже я узнал, что Эмин погиб.

    Маленький мальчик упал в воду и его стало уносить течением. Эмин, присутствовавший при этом, не раздумывая бросился в реку, сумел вытолкнул ребенка на берег,
    но выплыть уже не смог. Убитая горем мать (отца у него не было), не захотела жить там, где всё так напоминало о ее сыне. Далее следы ее теряются.

    Прости. Конечно же, у меня были парни и после тебя. Жизнь столь коротка... Но ни один из них не сравнится с тобой. Ты был настоящим. Пусть пламя твоей славы
    горит ярко, и не гаснет.
    Ответить

Добавить комментарий

Семь раз отмерь — один отрежь, guest!

    А не использовать ли нам bbcode?


    8